8 800 333 55 71 Бесплатно по РФ

Николай Кривозерцев принял участие в программе «Отражение» на Общественном Телевидении России (ОТР)

Тема выпуска – «Зеленая» экономика

Близки ли России модные веяния «зеленой» экономики? Есть ли шанс на развитие зеленой энергетики и экологичных производств в нашей стране?

Расшифровка эфира

Ведущий: Я слышу в этих речах про «зеленую» экономику, про так называемую Green Deal, зеленую сделку, один цинизм. На Давосе собралась бизнес-элита, а какие разговоры мы слышим параллельно? Ну, к примеру, через океан. В Америке сейчас крайне популярно исследование о последствиях ядерного удара. Возникла новая теория, что никакой ядерной зимы не будет и что ограниченный ядерный удар возможен. Ну да, в Америке погибнут 130 миллионов человек, но на планете можно будет жить. Получается, что одновременно ведутся разговоры о спасении планеты от выбросов, а с другой стороны – заказывают исследования о том, что ядерный удар не так уж и страшен. Эти разговоры на бизнес-форумах отдают откровенным цинизмом. Как на ваш взгляд?

Николай Кривозерцев: На мой взгляд, нужно разделять спекуляции и цинизм от реальных вызовов ответственной, осознанной, взрослой экономики. Тут можно привести пример – возьмем спорт. Сколько цинизма, сколько спекуляции в теме с допингом? Но это же не ставит под сомнение весь спорт и физическую культуру. Тоже самое – ответственная и осознанная экономика.

Ведущий: Вы привели в пример спорт. Но за большим спортом стоят и большие деньги. Такую же параллель мы проводим и с «зеленой» экономикой?

Николай Кривозерцев: А это 100% так. Если в Давосе – это становится темой №1, то это точно больше деньги. И будут стоять все большие и большие. Но это не значит, что если через 30, 40 или 50 лет мы не начнем ответственно относится к экологическим вызовам, то мы не получим ситуацию такого масштаба, что тот же ковид мы будем вспоминать просто как летний дождь. Надо разделять – проблематику, с которой нужно работать и спекулянтов, которые решают свои задачи.

Ведущий: Спекуляция наблюдается во всех денежных сферах. Вопрос – в экологизации. Насколько обязательной она должна быть? Нужно ли тут учитывать ресурсы, которые есть у той или иной страны или у того или иного предприятия? Возможно, на каком-то этапе развития, у российских предприятий просто проблемы другие? Им сейчас не до этого – они на грани выживания, допустим. А дополнительные требования их убьют. И никакая экология уже не поможет.

Николай Кривозерцев: Эти требования уже есть – в России одно из самых жестких экологических законодательств. Каждому предприятию и так выставляется огромное количество требований. Вопрос – насколько они соблюдаются? И что такое «зеленая» экономика вообще? Это все красиво звучит, конечно, но что это?

Первое – у нас есть большой накопленный экологический ущерб: полигоны, загрязненные водоемы, вырубленные леса. И этот ущерб нужно ликвидировать.

Второе – есть действующие предприятия и инфраструктурные объекты, которые строились в советские времена и в 90-е. Да, там действительно нужно повышать технологический уровень, сокращать количество выбросов в атмосферу, сбросов в водоемы, уменьшать количество отходов. И есть – требования к объектам, которые проектируются и только будут строиться, и для этого сейчас есть новые технологии, более экологичные и энергоэффективные. Законодательство на самом деле с этим справляется. Каждые 5, 7, 10 лет появляются новые требования к новым объектам.

За словами «зеленая» экономика стоят простые задачи – то, что уже засорили нужно очищать, то, что существует – модернизировать, а то, что строим в будущем – делать технологично.

Ведущий: Получается, что для России сейчас – это основная задача? То есть мы не говорим о том, что Россия завтра переходит на ветряки, солнечные батареи, на «Тесла» и какие-то безумные налоги.

Николай Кривозерцев: Я думаю, что это касается не только России, но и всего мира. Но в этой спекулятивной войне, лоббизме и бизнесе рождаются вот такие очень странные конструкции. Такие страны, как Голландия и Дания отчитываются о том, каких вершин они достигли. Но если посмотреть, какой экологический вред их бизнесы наносят в том же ЮАР, в центральной Африке, являясь по сути налогоплательщиками Голландии… Становится понятно, что все это спекуляция, профанация и красивые слова.

Россия не должна идти по этому пути. Мы должны понимать над чем конкретно наша экономика, наша страна и наш бизнес должны работать.

Ведущий: Николай, а может быть нам с ними поторговаться? Раз уж мы имеем дело со спекулянтами, да и сама программа называется «Зеленая сделка». Давайте заключим сделку? У нас гигантские леса, мы можем посчитать сколько они поглощают того же CO2. И сказать: «Ребят, да, у нас выхлоп, но у нас же этот выхлоп и «переварился». Реально же все посчитать и даже торговать этим – есть такая идея. Как считаете?

Николай Кривозерцев: Безусловно, если мы способны торговаться, то надо торговаться. Более того, могу предложить вам еще аргумент для «торговли». Лучшие показатели по снижению того же углеродного следа за последние 30 лет – у нас. Потому что экономика у нас в 90-е обрушилась. И мы чуть ли не единственные, кто соблюдает договоренности конца 80-х начала 90-х.

Ведущий: Можно сказать, собственной кровью расплачиваемся (смеется)! Николай, еще могу привести пример – ведут разговоры про так называемся карбоновые хабы. На Сахалине такие собираются построить, и они будут улавливать все вредные выбросы. Опять же – мы можем этим торговать.

Николай Кривозерцев: Я думаю, что экологическая тематика становится очень серьезным трендом во всей мировой экономике и в мировых спекуляциях. Потому что уже и «зеленые» кредиты, и «зеленые» спекуляции и чего только нет. Но при этом реально почти никто ничего не делает. Кроме отелей, которые соответствуют самым высоким стандартам сертификации недвижимости – как LEED Platinum, к примеру. Но по большому счету – отель, с точки зрения экологического ущерба, это небольшой объем. При этом в Африке, Индии, Арктике проблемы реально гигантские, но об этом никто не говорит.

Ведущий: При этом Вы сейчас говорите о территориях, которые занимают большую часть планеты. И крошечная Европа навряд ли сможет что-то противопоставить.

Николай Кривозерцев: Очень много диких примеров. Я слышал на одной конференции, которую англичане делали в России, говорили: «Вот мы сидим на конференции, давайте поменьше воды будем пить – сохраним ресурс водный». До полного абсурда доходит. При том, понятно, что основные деньги как были в добыче, в ресурсах, там и останутся. А на конференциях стараются водички меньше пить.

А если говорить об этой проблематике серьезно, то это гигантский вызов. Экономике бесконечного роста точно пришел конец. Население растет, загрязнение растет и этот вопрос встанет буквально перед следующим за нами поколением. Поэтому этой проблемой нужно начать заниматься уже сейчас. Но заниматься серьезно, профессионально, без профанаций, спекуляций и желания заработать денег на коротких проектах.

Ведущий: Николай, вопрос сегодняшнего дня – это те деньги, которые Россия будет платить Европе. Она приняла эти правила: «Если вы хотите с нами торговать, вы нам гоните деньгу за ваши углеводороды». Это все вернется нам, как жителям страны? Мы так или иначе эти расходы понесем на себе? Ведь копании разравняют это в цены на бензин, а дальше все это перейдет на продукты.

Николай Кривозерцев: Мы же вами взрослые люди и понимаем, что ничего не вернется. Западная цивилизация всегда умела делать бизнес. Нам на 99,9% ничего не вернется. А за издержки в конечном счете заплатят процентов на 60% потребители, на 20% – бизнес и на 20% – государство.

Вернуться к списку

Читайте также

Ваш город
Да
Выбрать другой
Выберете ваш город: