«Москва — центральный офис »

Мы верно определили Ваш город?

Да Выбрать другой город

специальная оценка условий труда
соут
8 800 333-55-71 Бесплатно по РФ
+7 495 229 14 92
Москва

Эколог – профессия XXI века

new-logo-2017.png

Программу «Завтра в мире» ведёт Лариса Катышева.

Мы часто приглашаем в программу инженеров, изобретателей, технологов и понимаем, что наше будущее — это нечто высокотехнологичное, на больших скоростях, но есть одно «но». Оно должно быть ещё чистым и здоровым. И поэтому профессия эколога будет не менее популярной, чем профессия программиста, считают многие эксперты. Сегодня мы поговорим именно об экологии.

Гость в студии — Вера Кузубов, управляющий партнёр и HR-директор группы компаний «Экостандарт» (EcoStandard group).

Мы с вами будем говорить о профессии, которую сегодня принято называть «профессией XXI века», потому как докатились, дальше уже плыть некуда, — профессии эколога. Потому что экологические проблемы, с которыми мы рискуем столкнуться уже в ближайшем будущем, требуют присутствия в нашей жизни большого количества профессиональных в этой области людей. Какие вызовы сейчас стоят перед теми, кто хочет пойти учиться и получить профессию эколога? Чем эти люди будут заниматься?

В. Кузубов: Тех людей, студентов, которые сейчас идут учиться, а сейчас на самом деле очень много ребят идут учиться на экологов (в стране порядка 200 вузов имеют кафедры «инженерной экологии») насчитывается порядка 70 тысяч. На самом деле разброс тем, чем можно заниматься в экологии, огромен. От работы в экологических надзорных органах, от работы на предприятиях и до работы в определённых различных стартапах. В настоящее время «зелёные» стартапы переживают просто бум. Если вспомнить ту же Силиконовую долину, там более 20 лет назад случился бум, связанный с появлением различных телекомовских технологий. Сейчас такой бум связан с «зелёными» технологиями, представленными в различных проектах. И то же самое происходит в России. У нас в «Сколково» занимаются проектами, начиная от каких-то энергосберегающих компаний и разработок в сфере мусоропереработки и заканчивая просто какими-то бытовыми компаниями, которые занимаются многим вплоть до фитодизайна помещений. Какие растения посадить, чтобы воздух в помещении был более чистым? Такой фитодизайн — это тоже инженерная экология своего рода. Палитра дел, какими может заниматься эколог, очень широкая. На самом деле в экологии есть и физика, и химия, и математика, и почвоведение. Это такой очень большой и широкий спектр. Ну и, конечно, можно спасать пингвинов, заниматься дикими животными и т.п. То есть, применение огромное.

Как сейчас преподаётся в этой профессии?

В. Кузубов: Сейчас есть очень много вузов, которые открыли у себя кафедры инженерной экологии. 20 лет назад этого не было. Понятно, что всё новое не всегда гладко внедряется в жизнь. Ребята учатся, потом выпускаются, и не всегда тот багаж знаний, который они получили, помогает им правильно трудоустроиться. Поэтому к нам обращаются вузы. Например, Севастопольский государственный университет обратился с просьбой, чтобы мы как компания, занимающаяся инженерной экологией, разработали для студентов их факультета специальную программу, чтобы они на последних курсах, пройдя эту программу, могли попасть на работу в такие компании, как наша.

По крайней мере, чтобы они понимали, чем им придётся заниматься на работе?

В. Кузубов: Да. К нам (мы это часто видим) приходят выпускники вузов, мы у них на собеседовании спрашиваем, чем они хотят заниматься и какая у них была дипломная работа, и зачастую не всегда мы можем им предложить сразу какую-то позицию, потому что должен пройти срок, чтобы их образование стало более профессиональным. Или когда при Институте туризма открылся экологический факультет, это, конечно, здорово, популяризирует профессию и вообще экологическую проблематику, но, наверное, Институт туризма не должен готовить инженеров-экологов.

А кто должен готовить экологов?

В. Кузубов: Конечно, все технические вузы, как у нас готовят Санкт-петербургский технологический институт, Бауманский, СТАНКИН. Вообще, наша компания зародилась на базе географического факультета МГУ на кафедре «Рационального природопользования». И сегодня у нас в компании представлены и химический факультет МГУ, и почвоведы. Всё-таки это инженерные школы, гуманитарного в экологии мало.

Если мы говорим о сфере применения, понятно, что вы можете подбирать, какие растения посадить в том или ином в офисе, или заниматься мусоропереработкой. Но давайте теперь с другой стороны подойдём. Зачем нужны экологи в наше время и будут ли они нужны в обозримом будущем? И с какими вызовами придётся столкнуться этим людям? Они нужны обществу для того, чтобы какие вопросы, возникающие сегодня, решать?

В. Кузубов: Когда я попала в экологическую компанию, был 2002 год. И когда я на каких-то бизнес-сообществах говорила, что занимаюсь экологией, на проблему тогда смотрели так: какие-то дурочки мешают работать, следят за тем, чтобы природу не загрязняли, а мы же деньги зарабатываем! Любая отрасль промышленность, любой бизнес в зависимости от того, чем он занимается, обязаны сами соблюдать определённые экологические нормы. И задавались вопросом, зачем тогда экологи нужны.

Или была другая реакция. Вы экологи? Вы что, типа тараканов морите? То есть, отношение к экологам было как к каким-то лишним людям. За прошедшие 20 лет отношение людей к профессии эколога очень изменилось. У нас в стране сейчас бизнес стал гораздо более экологически ответственным, проходят гигантские экологические форумы. Недавно была международная выставка-форум «Экотех» с первыми лицами государства, на ней поднималось огромное количество проблем. Конечно, мы прекрасно понимаем, что в экологии есть очень много надзорного контроля за выбросами в окружающую среду, за сбросами в воду, за тем, чтобы на производствах использовались правильные фильтры и всё делалось правильно. Но в будущем это в каком-то смысле отомрёт. Человека заменят машины. Всё к этому идёт. То есть, сами производства станут использовать оборудование, которое заменит человеческий труд. Но что касается «зелёных» технологий, консалтинга, вообще глобальных вызовов мы все прекрасно понимаем, если мир сегодня так развивается, без «зелёного» мышления не обойтись. И мы сейчас, может быть, даже не скажем, чем будут заниматься экологи через 50 лет, но ясно одно: будет много вопросов, с этим связанных, более глобальных. С другой стороны, в нашей стране вопрос мусоропереработки вообще даже не решён. Поэтому экологи ещё как минимум 50 лет будут заниматься и надзором, и энергосбережением. Мы во всех областях, в которых Запад сильно продвинулся вперёд, в том числе, что касается переработки мусора, будем ещё этим заниматься.

Что нам грозит с точки зрения экологических проблем? Если объективно, не пугая?

В. Кузубов: Скажу честно, из-за того, что мы не занимаемся раздельным сбором мусора, мы поступаем просто как варвары. Из-за того, что всё выбрасывается и сжигается на полигонах, теряются огромные деньги. Американский город Сан-Франциско к 2020 году хочет вообще стать городом без мусора. Вот до какого уровня они там продвинуты в этой сфере. Мы же, если 3 процента своего мусора перерабатываем, то это уже здорово. Стекло, бумага, металлы, пластик — это всё вторсырьё.

А какие проблемы мы получаем, сжигая этот мусор? По большому счёту, мы его ещё не сжигаем, он просто накапливается. И мы делаем вид, что проблемы нет?

В. Кузубов: Какие проблемы? Загрязнение окружающей среды. И страдают от этого люди. У нас в компании есть такое направление для людей, как экологическая экспертиза. Мы проводим экологическую экспертизу квартир, домов, дач. Нам любой гражданин может позвонить и сказать: я живу там-то и там-то, приезжайте и проверьте мой дом. И мы выезжаем с оборудованием. У нас есть собственный химико-аналитический центр, микробиологическая лаборатория, мы проводим настоящую экологическую экспертизу и, конечно, получаем от населения кучу жалоб по тем же свалкам, особенно когда эти свалки начинают разлагаться, когда всё это начинает течь, попадать в населённые пункты, распространять запах. Это часто просто на уровне миниэкологической катастрофы.

Ну а если говорить о проблемах выбросов, посмотрите на сибирские города. Я была в одном сибирском городе в командировке два месяца назад, там просто стоит конкретный промышленный смог. Мы всем этим дышим, у нас возникают лёгочные заболевания. Вот такое отношение к экологии, недостаточный контроль. А это наше здоровье и здоровье наших детей.

По вашей экспертной оценке, сколько экологов должно появиться в России к 2020 году и какими полномочиями они должны обладать для того, чтобы разгрести эти проблемы?

В. Кузубов: Сколько? Сложный вопрос. Могу сказать, что у нас 70 тысяч студентов учится. Это если брать всех студентов, которые учатся этой профессии. Но из них только 15 процентов идут работать в профессию. А то бывает, получил профессию «эколог», а пошёл работать маркетологом. То есть, какое будет число экологов в стране к 2020 году, очень сложно ответить. Это, скорее, вопрос к Минприроды. Они должны думать об этих цифрах.

Какими полномочиями они должны обладать?

В. Кузубов: Конечно, без господдержки по определённым вопросам, по проблеме того же мусора, экологи не смогут сделать всё, что они хотят. Если экологическая деятельность не будет регламентироваться, не будет определённых законов, не будет конкретных требований, штрафов и т.п., если не будет она лоббироваться властью. Со своей стороны, экологи должны быть хорошо образованными, у них должно быть хорошее, естественно, техническое образование, они должны любить свою профессию и должны сознательно выбирать её. Молодёжь должна хотеть быть экологами, потому что это «зелёное» мышление, нужная профессия, модная, ты приносишь реальную пользу обществу, ну и, конечно, должна быть государственная поддержка различных проектов, потому что экологи могут очень много чего хотеть, но их полномочия ограничены.

Полностью программу слушайте в аудиозаписи.

http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57087/episode_id/1752372/


ПОДЕЛИСЬ!
© EcoStandard group
Все права защищены.
Мы используем
зеленый хостинг