«Москва — центральный офис»

Мы верно определили Ваш город?

Да Выбрать другой город

8 800 333-55-71 Бесплатно по РФ
+7 495 229 14 92
Москва

От стандартов по принуждению к стандартам по умолчанию

От стандартов по принуждению к стандартам по умолчанию

КСЕНИЯ ЛУКЬЯЩЕНКО
Руководитель отдела Сертификация

Всё больше владельцев зданий в мире и в России хотят обладать сертификатами систем зелёного строительства. Названия LEED и BREEAM популярны, о сертификации и зелёных зданиях рассказывают в новостях. Осведомленность архитекторов, проектировщиков и строителей о зелёном строительстве и зелёных стандартах сертификации переходит на новый уровень: от поверхностного любопытства к сути требований систем, сравнению стандартов и т.п.

Чаще, впрочем, интересующиеся ограничиваются парой-тройкой самых популярных систем, в то время как палитра их разнообразна, причём системы эти не стоят на месте, а развиваются и эволюционируют. Знание тенденций развития и возможностей разных систем позволило бы специалистам шире взглянуть на мир сертификации и использовать весь его потенциал.

Большинство зелёных стандартов не относятся строго к зелёному строительству. Их первые варианты появлялись ради унификации и верификации экологической ценности различных решений в проектах возводимых зданий. И лишь вслед за тем, как всё больше компаний принялись рекламировать себя и свои объекты как зелёные, возникла необходимость с помощью внешних стандартов объективно оценивать наличие «зелёной составляющей» в проектах. Так более 20 лет назад родился стандарт BREEAM, а 17 лет назад – первая версия LEED. Уловив тенденцию, многие страны – Япония, Австралия, Германия, Новая Зеландия, Канада и другие – создали национальные зелёные стандарты. Некоторые взяли за основу чужой стандарт и под руководством его правообладателя подготовили национальные версии. Так поступили, например, норвежцы (стандарт BREEAM NOR) и шведы (BREEAM-SE). Индия и Италия адаптировали для себя LEED, выпустив национальные версии этой системы.

До появления зелёных стандартов существовали экологические нормы и законодательство, регулирующее воздействие различных антропогенных факторов и процессов на человека. Зачем же потребовалось их дорабатывать, расширять и объединять в одно руководство по созданию зелёных объектов?

Экология – фундаментальная наука, изучающая виды, их сообщества и их среду обитания и взаимодействие между ними. Но одновременно это и наука о том, в каком состоянии находятся компоненты природной среды и как они воздействуют на человека и его здоровье. Это антропоцентричный подход, характерный для всего периода развития науки и техники вплоть до конца 20 века.

При этом средой обитания человека в основном является среда населённых пунктов: совокупность улиц, зданий и сооружений. Но значительная часть так называемых гигиенических, санитарно-гигиенических и экологических норм разработана под влиянием НТП. Установленная норма по уровню электромагнитного излучения (ПДУ), например, рассчитана так, чтобы можно было размещать распределительное оборудование в зданиях и помещениях максимально компактно, тянуть ЛЭП по населённым пунктам. Таким образом, хоть антропоцентричный подход и декларирован, он не реализован в чистом виде: как сделать максимально хорошо для человека. В создание допустимых параметров среды обитания человека вмешивались и вмешиваются производственная необходимость, параметры техники и иное. Но даже с такими поправками общий тренд развития строительных норм и стандартов оставался антропоцентричным, а человек рассматривался как единственный «целевой» вид, здоровье которого имеет значение.

При этом игнорировались последствия для экосистем, в которых беспечно хоронили опасные химические и радиоактивные отходы, загрязняли воздух и воду. Такой подход существовал в течение нескольких десятилетий как вполне приемлемый и правильный.

Но со временем роковые последствия для окружающих человека территорий проявлялись все ярче. Отвалы на полигонах росли, новые места для свалок стали находиться с большим трудом. Целые промышленные районы стали «накрывать» тяжёлые болезни. Возникло понимание, что нужно и можно делать по-другому. В этот момент и возникала интерпретация понятия «экология» именно в том смысле, в котором мы находим её в зелёных стандартах.

Здесь экология – это максимально рациональный и экономный подход к расходованию природных ресурсов при бережном отношении ко всему, что окружает человека на планете. Не бери лишнего, используй повторно всё, что можно, работай, не загрязняя природу вокруг, всегда выбирай менее вредный материал, и так далее. При этом не забыта и необходимость создания комфортных условий для человека. Освещённость, микроклимат, удобное расположение здания, эстетика, безопасность важны наравне с рачительным подходом к окружающей среде.

Эволюция норм и требований двигается от узко антропоцентричного к более взвешенному и широкому подходу. Зелёные нормы и стандарты предлагают действия, предотвращающие загрязнение и ухудшение среды, а не направленные на устранение нанесённого вреда. Этот принцип существует во всех зелёных и устойчивых стандартах и становится все более значимым. Так формируется понятие «устойчивое развитие».

Например, создатели LEED говорили, что их задача — «расширить» сознание профессионального сообщества, рассказать, какие можно предлагать более современные и рациональные решения, при принятии которых стоит использовать расширенный перечень аргументов, а не только цену и внешний вид продукта. Стандарт предлагает уйти от привычных решений, которые копируются из проекта в проект, а подходить к каждому объекту взвешенно, выбирать наилучшее (с точки зрения функционального качества и экологической рациональности) решение. В связи с этим для успешного создания зелёного объекта требуется интегрированная и профессиональная команда. Инженерам предлагается посмотреть на объект глазами эколога, гидролога, биолога, врача и принять наиболее взвешенные решения.

Совершенно очевидно, что в таком сложном деле не может быть раз и навсегда сформулированных рецептов. Именно поэтому самые старые и популярные стандарты LEED и BREEAM постоянно развиваются, но по этой же причине не прекращаются попытки разработать новые стандарты, поднимая планку «зелёного» строительства всё выше или обращая внимание сообщества на другие аспекты создания «правильных» объектов. О двух из таких «молодых» стандартов сейчас говорят чаще всего: это WELL и LBC.

Стандарт WELL

Стандарт позиционируется как имеющий медицинский базис и строится вокруг идеи «здорового здания». Он предлагает вернуть упор на здоровье и комфорт людей в здании. Здесь можно найти элемент вызова: ведь в любом «традиционном» стандарте требования к комфорту и здоровью человека также представлены в должном объёме. К тому же любое национальное законодательство содержит нормы и требования по комфортному пребыванию людей в помещениях. Но стандарт WELL декларирует, что в нём эти аспекты рассматриваются на качественно ином уровне.

Версия 1.0 стандарта WELL, по словам разработчиков, создавалась семь лет. Она увидела свет в феврале 2015 года. Права на стандарт принадлежат девелоперской компании Delos Living LLC из Нью-Йорка. В стандарте 102 показателя. Часть требований вполне знакомы и касаются освещённости, теплового комфорта, качества воздуха и эффективности вентиляции, отсутствия токсичных веществ в материалах, защиты от загрязнения на входах и внутри здания, запрета курения, эргономики, акустики и т.д. Другие довольно специфичны: например, требования к уборке и к чистящим средствам, к дезинфекции воды, продвижению фруктов и овощей и запрету трансгенных жиров в меню, к обозначению продуктов, вызывающих аллергию, размерам блюд и посуды, оборудованию комнаты для приема пищи, пространству для отдыха/медитации и для сна на работе, организации благотворительности, объектам искусства в здании. Очень большое внимание уделено действиям, которые призваны сформировать «здоровое» поведение и привычки у работников. Примечательно, что 14 показателей из 102 посвящены еде, процессу приготовления пищи и питанию. Стандарт должен способствовать улучшению самочувствия обитателей помещений, сна и двигательной активности, настроения, минимизации вредных воздействий на человека.

Выпущенная версия применяется для коммерческих и административных зданий: объектов нового строительства или реконструкции, улучшений арендуемых пространств, объектов без отделки (core & shell). Стандарты для остальных типов зданий пока в планах или разработке. Сам процесс сертификации проводит институт GBCI – та же структура, которая выполняет оценку по стандарту LEED.

Фокус стандарта – на обитателях зданий. В тексте прямо говорится, что это документ, в котором внимание уделено только здоровью и самочувствию людей внутри. Стандарт призван формировать такую среду, которая будет «препятствовать» болезням человека. При этом он не считает себя заменой или переработкой стандартов зелёного строительства.

Зачем потребовался такой стандарт и почему есть мнение, что это следующая ступень в развитии стандартов зелёного строительства?


По мнению разработчиков, в развитых странах стандарты зелёного строительства уже достаточно трансформировали строительную сферу, помогли внедрить экоустойчивые подходы в практику проектирования и строительства. Многие требования зелёных стандартов закреплены законодательно. Таким образом, нет повода выпускать аналог уже существующих систем. В этой ситуации, когда планка уже поднята достаточно высоко, они предлагают обратить внимание на аспекты комфорта и здоровья человека, и создать в здании среду для хорошего самочувствия и высокого уровня жизни.

Таким образом, противопоставлять LEED и WELL неверно: каждый из стандартов служит своей цели. Более того, разработчики WELL говорят, что их стандарт задуман для использования совместно с LEED или другим стандартом зелёного строительства, и призывают архитекторов одновременно следовать стандарту WELL и одному из стандартов, учитывающих экологические и устойчивые аспекты. В WELL много ссылок на требования LEED и пересечений с требованиями критериев LEED, например, по материалам, обращению с отходами, воздухообмену, освещенности.

WELL со своей позиции очень подробно описывает как проектировать здание и как его эксплуатировать: как часто и каким именно образом чистить полы, ковры и другие поверхности, какие детали в помещении требуют более частой очистки (кнопки, поручни и проч.), при какой температуре хранить овощи, какая должна быть длина крана для мытья рук и т.д.

В странах, где зелёное строительство ещё только зарождается, где экологически ориентированные решения – удел только самых дорогих имиджевых проектов, акцент исключительно на условия для обитателей здания может сыграть с застройщиком плохую шутку. Ценность построенного объекта будет зависеть от подхода заказчика и «современной компетентности» тех специалистов, которых он нанял для реализации. Из минусов при международном использовании стоит назвать и обилие ссылок на разделы или пункты разнообразных стандартов США, которые незнакомы специалистам других стран, а также на различные экомаркировки и сертификаты, известные в основном на территории США.

Living Building Challenge (LBC)


Этот стандарт существует с 2006 года, и это опять разработка американских специалистов. Сегодня действует версия 3.0 этого стандарта. Идея создания LBC родилась в ходе работ над одним проектом, претендовавшим на неслыханный прежде уровень экоустойчивого. Из обсуждения решений этого проекта и возникла первая версия LBC.

Организация International Living Future Institute (ILFI), которая занимается этим стандартом, считает своей миссией трансформировать мир, сменить парадигму развития, изменить фундаментальный вектор зелёного строительства. С помощью данного стандарта можно проектировать и сертифицировать здания, микрорайоны и комплексные проекты, инфраструктурные и жилые. Стандарт заслуженно считается чрезвычайно строгим: выполнение его требований большинством зелёных проектов современности невозможно.

Символом стандарта служит цветок, и это не чисто эстетический жест. По мнению авторов стандарта LBC, здания должны быть подобны растению, полностью обеспечивая себя энергией, перерабатывая и циклически используя воду, имея приятный внешний вид и соответствуя природным особенностям территории, где построены.

Идея состоит в том, что такие здания являются самодостаточными и обладают возможностью «регенерации», т.е. самовосстановления. Под этим понимается не отсутствие или минимизация негативного воздействия от строительства и эксплуатации здания, а наоборот: позитивное влияние объекта на окружающую его среду.

Здания по LBC не «портят» среду, а улучшают и исправляют её. Звучит это немного идеалистично, но в этом авторы стандарта и видят цель LBC: призывать к созданию максимально совершенных объектов, близких к идеалу. Поэтому авторы называют LBC в первую очередь философией.

Интересно, что в стандарте используются биологические термины и понятия. С лёгкой руки LBC в устойчивом строительстве укоренилось направление биодизайна и понятие биофилии.

Стандарт LBC намеренно не является сборником наилучших практик и не предписывает конкретных проектных решений. Все его требования основаны на результате, на КПД готового решения. Таким образом, стандарт задаёт в системе координат точку, к которой нужно прийти. Путь к ней прокладывает команда проекта, руководствуясь своими профессиональными знаниями. Объекты, строящиеся на десятки лет, должны обладать максимально возможными характеристиками и ценностью с точки зрения устойчивого развития, чтобы быть востребованными и через значительное время. В стандарте LBC довольно много слов сказано о том, зачем строить такие здания, что ждёт мир в будущем, так что это действительно в каком-то смысле философия.

В стандарте 20 требований, названных «императивами». Они распределены между семью категориями: Место, Вода, Энергия, Здоровье и счастье, Материалы, Равенство и красота. Два основных правила LBC радикально отличают его от остальных зелёных стандартов. Во-первых, все требования стандарта обязательны для выполнения полностью для объекта любого масштаба и назначения в любой точке мира. Нет возможности выбирать, нет рейтинга. Проектной команде не оставляют выбора.

Во-вторых, сертификация основана на проверке актуальных показателей функционирования здания, а не на модельных или расчётных, как в других системах. Проект должен быть построен, введён в эксплуатацию и проработать не менее 12 месяцев до момента, когда можно будет оценить соблюдение большинства императивов. По завершению строительства проводится только предварительный аудит. Таким образом, процесс сертификации удлиняется и усложняется по сравнению с LEED или BREEAM.

Кроме полной сертификации допустим усечённый вариант, когда в проекте выполнены требования только трёх категорий. Здесь тоже есть ограничения, но, тем не менее, он значительно упрощает задачу. Однако полученный в этом случае сертификат будет отличаться по названию, чтобы не возникало путаницы.

Стандарт предназначен для применения для всех типов зданий и даже не только зданий. Тем не менее, его требования так строги, что едва можно представить себе ситуацию, когда какой-то промышленный объект или крупный торговый центр, а не жилое или офисное здание, смогли бы выполнить их и получить сертификат. Поэтому неудивительно, что большинство сертифицированных объектов – малоэтажные здания, расположенные вне районов с высокой плотностью застройки и на хорошей территории. На сегодня не более 200 проектов в мире прошли сертификацию LBC. Большинство из них расположено в США и Канаде.

Требования некоторых императивов колеблются в зависимости от расположения объекта: в центре, в пригороде, кампусе и т.д. Несмотря на сложность требований стандарта, авторы упоминают, что выполнимость всех требований и достижимость показателей доказаны на практике в существующих проектах. Для некоторых требований разработаны исключения, позволяющие смягчить условия на некоторое время, пока строительный сектор не обеспечит возможность выполнения требований в полном объеме.

Авторы подчёркивают, что для реализации проекта, соответствующего требованиям LBC, команда должна обладать самыми современными знаниями и навыками проектирования зелёных зданий, быть на острие прогресса в области устойчивого строительства.

Среди императивов есть уже знакомые по стандарту LEED: выбор участка за пределами охраняемых и ценных территорий, места хранения для велосипедов и душевые, безопасные пешие маршруты, зарядка для электромобилей, местные материалы, доступ к общественному транспорту, запрет курения, наличие открывающихся окон в каждом помещении. Возможность открывания окон отнесена к разделу «Здоровье и счастье».

Очень строги требования к воде. Вся используемая на участке и в здании не питьевая вода должна быть либо собрана из осадков, либо быть очищенной и повторно используемой: иными словами, вода должна использоваться в замкнутом цикле. Вся вода, включая бытовую канализацию, должна очищаться здесь же, причём без использования химикатов.

Императив категории энергия не менее сложен в выполнении. 105% годового энергопотребления объекта должны покрываться из возобновляемых источников, расположенных здесь же. При этом не допускается использовать сгорание какого-либо топлива. Только таким образом объект будет позитивным с точки зрения энергетического баланса.

Чтобы получить сертификат, в проекте нельзя использовать ПВХ, формальдегид, фталаты, ЛОС (последние допускаются только в жидких материалах типа красок). Любая древесина должна поступать из ответственных источников с FSC-сертификацией или подобных. Должен существовать план внедрения в дизайн биофильных элементов.

Созданный в таких рамках интерьер, безусловно, дорого обойдётся его владельцу, а дизайнерам придётся потратить много времени и сил на подбор материалов, отказавшись от многих популярных решений.

Много требований совсем уж необычных. Так, консультанты для проекта должны прибыть из дислокации не далее 2500 км от участка строительства. Есть даже условие о пожертвовании в один из фондов на развитие возобновляемой инфраструктуры. В проекте должны быть элементы, созданные исключительно для вдохновения и эстетического удовольствия обитателей здания.

В апреле 2015 года USGBC заключил соглашение с ILFI о взаимодействии. USGBC признает выполненные в LBC требования к воде и энергии как соответствующие LEED, несмотря на то, что в LBC, казалось бы, ушли от рассмотрения жизненного цикла здания – хотя этот подход развивается сейчас во всех мировых стандартах. Нет здесь и требований о моделировании условий, о проведении оценки жизненного цикла и стоимости жизненного цикла. Но дело в том, что авторы стандарта подразумевают, что эти процедуры и расчёты уже производятся проектной командой как часть стандартного проектирования.

Стандарт LBC можно считать следующим шагом в зелёном или устойчивом строительстве. Он значительно менее детализирован в расчёте на то, что проектные команды накопили большой опыт в зелёном строительстве и уже по умолчанию используют в повседневной практике работы подходы и решения, которые предписываются стандартами уровня LEED и BREEAM. Без такого опыта рассчитывать на успех вряд ли стоит.

© EcoStandard group
Все права защищены.
Мы используем
зеленый хостинг